Заказ дипломной работы

Если Вы желаете приобрести готовую дипломную, курсовую, контрольную работу с нашего сайта или если вы хотите, чтобы мы написали для Вас новую курсовую или дипломную работу, Вы можете сделать заказ дипломной или курсовой работы, написав на e-mail diplomnye-istorii@yandex.ru

Искусство мусульманских стран

Рубрики: Это интересно!

Возникновение и стремительный взлет ислама среди кочевых племен Аравийского полуострова в VII веке н.э. было событием, которое поразило тогдашних историков и летописцев. Никто из мыслящих современников не мог даже предположить, что только что появившаяся в далекой и малоизвестной Аравии новая религия почти сразу же станет могучей силой и объединит всю огромную область, которую принято теперь называть Ближним и Средним Востоком, и что многие другие территории также покорятся исламу.

Пророку Мухаммеду приписывается изречение: «Ислам уничтожит все, что предшествует ему». Но на самом деле учение пророка не стало водоразделом для этого огромного и богатого различными культурными традициями региона. В первую очередь потому, что на культуру нового мусульманского мира большое внимание оказало античное искусство. Оно воздействовало на мусульман через искусство покоренных ими персидской империи Сасанидов и Византийской империи, которую мусульмане в ходе успешной войны лишили всех ее провинций в Египте, Сирии, Палестине и Северной Африке. Поэтому первоначально исламское искусство развивалось, заимствуя очень многое из богатейшей и древней культуры завоеванных арабами стран Ближнего Востока.

До появления ислама народы Аравийского полуострова фактически не играли роли в культурной жизни этих обширных территорий, с их процветающими городами и утонченными искусствами. Ближний Восток был поделен двумя главными державами той эпохи – Византией и Персией, которые вели между собой непрерывную войну. Арабы-кочевники – торговали с ними обеими, но не представляли для этих держав особого интереса. Ни персы, ни византийцы, поглощенные соперничеством друг с другом, не считали арабов сколь-нибудь опасными для себя.

Лишь небольшое количество арабов вело оседлый образ жизни в небольших поселениях-оазисах и занимались караванной торговлей. Такими поселениями, которые весьма условно можно было назвать городами, были Йасриб (позже названный Мединой) и Мекка. До VII века арабы не уделяли внимания архитектуре. Жилищем кочевников-бедуинов были переносные шатры, сделанные из верблюжьей шерсти, а торговцы в поселениях строили себе примитивные жилища из глины и необожженного кирпича.

Другими видами искусства, за исключением поэзии, арабы также не интересовались. Они были язычниками и поклонялись множеству божеств. Главным их святилищем была так называемая Кааба в Мекке. Во времена пророка Мухаммеда, который родился в этом городе около 570 года, Кааба представляла собой маленькое прямоугольное сооружение без крыши, внутри которого находился священный колодец Земзем. Позже, в 608 году, оно было перестроено – возвели новые стены из чередующихся рядов камня и дерева и добавили плоскую крышу, опиравшуюся на 6 столбов. Была сохранена небольшая площадь постройки (10×12 м) и ее прямоугольная форма. Потолок, стены и столбы были украшены росписями, изображавшими деревья, ангелов, пророков, Авраама, Деву Марию с младенцем Иисусом на коленях. Внутри и вокруг Каабы помещались грубо сделанные из дерева и камня изображения божеств, которым поклонялись арабы. Но сами они не являлись создателями своей святыни. Каабу построил чужеземный мастер-эфиоп, нанятый мекканцами. Возможно, что росписи выполнил также он, либо другой приглашенный чужеземец.

Равнодушие язычников-арабов к архитектуре было абсолютным. Достаточно сказать, что ни Мекка, ни Медина не имели даже городских стен.

Многие исследователи полагали, что истоки культовой архитектуры ислама восходят к дому пророка в Медине. В 622 году пророк и его сподвижники покинули Мекку, где проповеди Мухаммеда были приняты холодно. Напротив, в Медине пророк увлек людей своим учением о едином Боге – Аллахе и вскоре стал правителем местной общины. Со дня переселения Мухаммеда из Мекки (26 июля 622 г.) начинается мусульманское летоисчисление. В этом городе были созданы и укреплены основы и ритуалы новой религии и выработаны основные правила, обязательные для ее последователей. Жилище самого пророка Мухаммеда стало первым зданием для общей молитвы, то есть мечетью. Это было квадратное сооружение из необожженного кирпича, с большим внутренним двором. На его южной стороне был сделан навес. С наружной восточной стороны квадрата находились жилые помещения для жен пророка, открытые в центральный двор. Сам пророк был весьма доволен простотой своего дома. Он говорил: «Самое невыгодное дело, пожирающее богатство верующего, это постройка здания».

Сначала мусульмане молились, обращаясь в сторону Иерусалима. Но в 624 году Мухаммед отказался рассматривать Иерусалим как центр мира, и таковым стала считаться Кааба в Мекке, что зафиксировано во 2-й суре Корана. Факт изменения направления молитвы знаменовал собой превращение ислама в самостоятельную религию, со своим собственным официальным религиозным центром – Меккой и главной святыней – Каабой. Мекка стала таким центром в 630 году, что еще крепче связало ислам с древностью, так как паломничество всех арабских племен в Каабе происходило с незапамятных времен. Древний обычай стал обязанностью каждого мусульманина, который должен был совершить хадж (паломничество в Мекку) хотя бы раз в жизни.

К эпохе пророка относится и обычай призыва к молитве, который привел к возникновению в мусульманской архитектуре специального сооружения – минарета. При Мухаммеде минаретов еще не было. Призыв к молитве осуществлялся с крыши самого высокого дома в Медине, он был рядом с первой мечетью – домом пророка.

Пророк умер в своем мединском доме 8 июня 632 года и был похоронен в одной из его комнат. Поскольку он жил в нем десять лет и половина Откровений Корана была получена им свыше именно там, то дом Мухаммеда был сразу признан святым местом. Окончательно дом стал мечетью в 674 году. Вероятно, именно он послужил прототипом для «дворовых» мечетей, которые строились повсюду на исламской территории в VIII-IX веках.

В центре дворовой мечети большой прямоугольный двор, окруженный стеной (впоследствии аркадой). Дальняя от входа часть двора перекрыта и превращена в колонный молитвенный зал, который ориентирован в сторону Мекки. Это направление (оно называется «кибла») указывает михраб – специальная ниша в стене. Все молящиеся должны быть обращены к ней лицом.

Молитва – главная обязанность мусульманина, и он должен возносить ее Аллаху пять раз в день. Молиться можно дома и почти в любом доступном человеку месте. Но раз в неделю, в пятничный полдень, все взрослые мужчины-мусульмане собираются вместе в главной мечети их города или селения – в так называемой пятничной мечети (по-арабски «масджид ал-джами»), чтобы совершить общую молитву и услышать проповедь. Строились мечети и поменьше, где совершали молитву, но не произносились проповеди. Они использовались во все дни, кроме пятницы, и назывались просто «масджид», что буквально означает «место преклонения».

В отличие от христианства в исламе нет литургических церемоний, поэтому пространство для молитвы должно быть скорее широким, чем глубоким. Коленопреклоненные верующие располагаются в нем параллельными рядами. Ранние мечети были в первую очередь практичны. Простота их структуры позволяла легко увеличивать размеры здания путем добавления новых рядов колонн, и многие соборные мечети расширялись по нескольку раз.

Мечети не разрешалось украшать изображениями людей и животных, но их стены можно было покрывать мозаиками с абстрактными орнаментальными мотивами либо с пейзажами.

Наиболее богато украшался михраб и пространство вокруг него. Здесь, как правило, использовались цветной мрамор, мозаики, плитки со сложной резьбой. Начиная с XIII века михрабы украшались изразцами с цветными глазурями и люстром (глазурью с металлическим отливом).

В пятничных мечетях справа от михраба располагался минбар (кафедра для проповедей). Минбары делались из камня и дерева, они отличались большими размерами и были богато украшены слоновой костью, перламутром и вставками из разных пород дерева. Минбар был своего рода миниатюрным архитектурным сооружением, отражавшим в меньшем масштабе формы и мотивы декорации здания, в которое он был помещен. Это была не просто кафедра для проповеди. Минбар, как и трон, был символом политического процветания и могущества всей мусульманской общины. С него правитель читал свои указы, и часто минбар подвергался разрушению в знак протеста верующих, несогласных с действиями своего правителя.

Мечеть ни в коем случае не должна была казаться темной, так как для мусульман свет является воплощением самого Аллаха. Поэтому архитекторы предусматривали в мечети очень большое количество окон. К естественному свету добавлялось множество ламп и светильников. Лампы подвешивались цепями к потолку мечети и имели широкое тулово с выпуклой шейкой.

В некоторых больших мечетях есть еще специальное помещение – максура, предназначенная для присутствия правителя и его свиты. Помимо всего прочего, оно гарантировало ему неприкосновенность и служило убежищем против покушений на его жизнь.

Первые мечети не имели минаретов, которые со временем стали неотъемлемой частью мусульманской культовой архитектуры. С высокого минарета муэдзин пять раз в день призывает верующих к молитве. Возможно, что форма минарета восходит к эллинистическим маякам. Некоторые  минареты вообще стояли отдельно и использовались как маяки, помогающие путешественнику в море или в пустыне. Другие использовались как дозорные башни, либо воспринимались как обелиски в честь побед ислама.

Сразу же после того, как учение Мухаммеда победило в главном городе Аравийского полуострова Мекке, оно распространилось по всему региону. Мухаммед объединил в одну религиозную общину население Аравии и подавил несколько возникших мятежей. Его преемник (по-арабски «халиф») Абу Бекр начал военные походы в Сирию и Иран. В 634 году халифом стал знаменитый Омар, он начал широкомасштабные военные операции, вошедшие в историю как арабские завоевания.

Следствием завоеваний стало беспрецедентное по скорости распространение новой религии на огромные территории. А там арабы столкнулись с культурой покоренных стран и народов, и это привело к возникновению собственно исламского искусства.

Войска Омара захватили принадлежавшие до того Византии Сирию и Ирак и начали вторжение в Египет. Завоевания были стремительны. Их вели конные массы арабов-кочевников, понятия не имевших об архитектуре, скульптуре, живописи и утонченных прикладных искусствах, процветавших в этих областях. Арабы вдруг оказались в абсолютно новой для них культурной среде, и, разумеется, испытывали чувства удивления и восхищения увиденным.

Сирия тысячу лет находилась под эллинистическим влиянием. В Ираке же арабы оказались в области, еще дольше находившейся под влиянием персидским. Они открыли для себя непривычные строительные материалы – известняк, отличные породы дерева, драгоценные металлы. Но что важнее, арабы увидели красивейшие архитектурные сооружения, о которых раньше не имели никакого представления. Это были церкви, возведенные из тесаного камня, с аркадами из мраморных колонн, с остроконечными крышами из кедрового дерева и украшенные великолепными рельефами, мозаикой, позолотой. В Ираке их поразили здания из кирпича, перекрытые сводами. Завоеватели сами не строили мечетей, а использовали христианские церкви в захваченных городах для мусульманских молитв. Если город сдавался без боя, то арабы просто делили одну из церквей на две части, оставляя одну христианам, а из другой делали мечеть. На территориях, принадлежавших ранее завоеванному и прекратившему свое существование персидскому государству Сасанидов, они использовали для своих обрядов здания храмов огня.

Однако арабы основали и свои новые города – Рампу в Сирии, Куфу и Басру в Ираке. Там им приходилось строить новые здания. Первые иракские мечети не сохранились, но существуют их описания. Стены мечети даже не возводились. Ее территория обозначалась рвом вокруг прямоугольника. Единственным сооружением была открытая колоннада (зулла), шедшая по южной стороне периметра. Мраморные колонны брались из разбираемых дворцов бывших правителей. Чуть позже к прямоугольнику мечети стали пристраивать резиденцию наместника. Этот вариант, совмещающий мечеть и правительственную резиденцию, будет и впоследствии использоваться архитекторами ислама.

Среди первых мечетей на захваченных территориях – Аль-Акса в Иерусалиме (637 г.) и мечеть Амра в основанном арабами городе Фустате в Египте (640 г.). Оба сооружения, впоследствии перестроенные в великолепные здания, первоначально были небольшими и достаточно примитивными постройками, возведенными из частей разрушенных зданий, со стенами из необожженного кирпича, с низкими крышами из пальмовых листьев и глины.

До конца VII века арабы-завоеватели не создали в завоеванных областях каких-либо выдающихся архитектурных сооружений. Они не строили ничего, кроме простейших построек, имевших чисто практическое значение для отправления несложного на том этапе культового обряда. Большинство ранних мечетей – это бывшие церкви или их части. До периода правления халифа аль-Валида (705-715 гг.) в Сирии не было самостоятельных мусульманских зданий. Вообще первое поколение арабов-завоевателей, видимо, не стремилось извлечь пользу из богатого культурного наследия покоренных ими стран и замечательных способностей населяющих их народов. Но вскоре арабы стали чувствовать потребность в появлении собственного искусства, которое отвечало бы их религиозным концепциям. Немалую роль здесь сыграли и политические мотивы – амбициозные правители халифата, мощного, огромного государства, желали выразить величие ислама в искусстве, в первую очередь в архитектуре. Халифам и исламским теологам оставалось взять из накопленного до сих пор арсенала форм те, что были необходимы для создания собственной эстетической и культурной системы, и отмести те, что противоречили мусульманскому восприятию мира. Главным вопросом, который пришлось решать исламскому искусству, стала проблема допустимости изображения людей.

Широко распространено мнение, что ислам абсолютно запрещает изображать живых существ. Но это неверно. В Коране нет прямого запрета изображать людей и животных: Коран запрещает идолопоклонничество, и создание скульптурных изображений причисляет к грехам. «О верующие! Вино, азартные игры и статуи – отвратительные деяния рук сатаны; остерегайтесь их!» Запрещая идолов, Коран не запрещает изображения людей как таковые, однако такое запрещение содержится в других писаниях, сформировавших основные принципы ислама: в преданиях о жизни и словах пророка Мухаммеда, так называемых хадисах. В одном из них пророку приписывается замечание, что в Судный день именно художники будут наиболее жестоко наказаны. Причиной этого служит в глазах верующих узурпация ими, художниками, роли Творца всего сущего. Художник творит и, значит, стремится уподобиться Аллаху, создавая нечто (какой-либо образ), обладающее действительной или возможной жизнью.

Поэтому все большее количество мусульман, особенно после IX века, явно враждебно стало относиться к фигуративному искусству. Основой такого отношения стала мусульманская теология, не желавшая сделать Бога видимым и считавшая изображенные образы тождественными реальным вещам. Поэтому в исламском искусстве фактически нет скульптуры (об исключениях будет сказано ниже). Однако развитие фигуративной живописи не было парализовано мусульманской теологией, и частные дома украшались росписями, хотя официально живопись не приветствовалась. Главным видом искусства ислама стала архитектура, а ведущей тенденцией, возобладавшей в этом искусстве, — стремление к орнаментализации и декоративности.

Декоративные мотивы, которые разрабатывались и использовались мусульманскими архитекторами и мастерами прикладных искусств, могли иметь различное происхождение и прообразы. При этом в композиции обычно включались два-три различных вида орнаментов. Реже всего в архитектурном декоре появлялись изображения людей и животных. Но и они встречаются в загородных резиденциях халифов, строившихся в VIII веке в Сирии и Палестине. Декоративную трактовку получали и сами архитектурные детали – капители, пучки колонн и прочее. Одна из таких форм – сталактитовый свод (по-арабски «мукарнас»), система ячеек, напоминающая пчелиные соты. Это своего рода пространственный трехмерный орнамент, позволяющий формировать объемные поверхности с пересекающимися углами и плоскостями наиболее изобретательно. Этим воспользовались мусульманские архитекторы Испании.

Третьим видом декорации был чисто геометрический орнамент. Геометрические фигуры и пересечения линий составляют основу множества декоративных рисунков для любой поверхности, от ковра и кувшина до стены мечети. Огромное количество геометрических форм – прямоугольники, квадраты, ромбы, разнообразной формы звезды, паутинообразные узоры, меандр и круги – свидетельствует об удивительном воображении и изобретательности создателей исламской орнаментации. Практически все ее сложные рисунки сводятся к сравнительно простым геометрическим фигурам. Главная черта геометрического орнамента – его способность вызывать у зрителя ощущение постоянного движения во времени и пространстве. Он в принципе бесконечен, не имеет ни определенного центра, ни естественной границы. Все его неисчислимые узлы и звезды, образуемые пересечениями разбегающихся линий, равнозначны и повторимы. И вслед за ними он уводит наш взгляд все дальше и дальше.

Еще один из важнейших видов орнамента образуется из растительных элементов. Трудно найти орнамент с естественными растениями – цветами и листьями. Но в то же время практически не существует изразцовой плитки или резного камня, на котором нет какого-либо растительного мотива. В основе растительного орнамента – различные вариации пальметты. Присутствуют в нем и другие растительные мотивы. Главное, что они придают орнаменту это особенное чувство выразительности и жизненности. Мусульманские декораторы придавали растительным темам и мотивам постоянное движение, сочетая их с надписями, по-разному их закручивая, бесконечно играя с формами стеблей и листьев.

Нередко роль орнамента играет и арабская вязь, разнообразные по типу и почерку надписи, которые используются как универсальное украшение любой поверхности и одновременно утверждают принадлежность предмета или здания к миру ислама. Фрагменты Корана, восхваления заказчикам вещи или правителю, приказавшему построить дворец или мечеть, победные надписи объясняли назначение любого произведения искусства и сохраняли память о человеке, повелевшем создать его. Размер и вид надписей мог варьироваться от строгого и монументального куфического почерка до витиеватых, очень эксцентричных по форме, сложных для прочтения, но сверхизысканных надписей-изображений (надписи в виде геометрических фигур, звезд, птиц и т.д.).

Надписи часто сочетаются (особенно в архитектуре) с другими видами орнамента и по размерам могут представлять небольшие вставки (типа картушей) либо покрывать огромные поверхности – стены и арки.

Как правило, декоративные элементы в мусульманском искусстве имеют одновременно и конкретное и абстрактное значение. Изображение людей и животных выполняют декоративную и одновременно содержат мистический смысл. Архитектурные элементы и геометрический орнамент служит той же двойной цели. Надписи украшают, но при этом они передают конкретную информацию и несут многослойную смысловую нагрузку. Растительные мотивы соединяют абстрактность искусства с естественной жизнью.

Ислам – это религия Книги, Корана, и это объясняет особый пиетет, который мусульмане испытывают к книгам вообще.

Первое откровение, полученное Мухаммедом, гласит: «Читай! Читай! И Господь твой мудрейший, который научил пером человека тому, чего он не знал». Мусульмане испытывали огромное почтение к трудам по богословию, философии и наукам. Халифы были инициаторами перевода различных книг других цивилизаций, в первую очередь греческих философов и ученых.

Великие халифы первых веков ислама и все мусульманские правители в дальнейшем гордились собираемыми библиотеками и стремились наполнить их драгоценными манускриптами.

Огромные суммы тратились ими на содержание библиотек и переписчиков. Библиотеки были не просто хранилищами. Каждый правитель стремился заполучить к себе лучших каллиграфов и художников-миниатюристов, чтобы поручить им изготовление какой-либо новой рукописи. Желание создать роскошно оформленную книгу было столь велико, что неприятие исламом  изображений часто игнорировалось. Художник выполнял частные заказы, работая для той среды, которая была достаточно либеральна и могла позволить себе обойти общие религиозные предписания. Такая среда существовала при дворах многочисленных наместников и правителей во всех мусульманских областях, и особенно в Иране.

Изначально из всех видов искусства в исламе более всего ценилась каллиграфия. Каллиграфы пользовались наибольшим уважением, именно они придавали прекрасную форму Слову Аллаха. Кроме того, каллиграфы же украшали мечети надписями из Корана.

«Искусство каллиграфии – редкий дар, поэтому на поколение приходится только один великий каллиграф», говорится в анонимном трактате по каллиграфии XI века.

Существует несколько каллиграфических арабских почерков, которые мастера доводят до совершенства. Самый старый из них – куфи, буквы в нем прямоугольны, массивны и даже несколько тяжеловесны. Первые Кораны были написаны именно куфическим почерком, и до XI века Коран переписывался только куфи. Позже он главенствовал в Магрибе (то есть странах Северной Африки к западу от Египта), но в восточных областях мусульманского мира каллиграфы переписывали Коран и другие книги, используя более изощренные почерки, слитные и гибкие, с упруго-подвижными линиями. Начиная с XII века, наиболее популярным почерком стал насх, но куфи также применялся при украшении зданий и предметов.

Самым знаменитым исламским каллиграфом был Ибн Мукла (886-940 гг.), который изобрел шесть арабских почерков и был провозглашен «пророком в искусстве каллиграфии». Он был визирем у аббасидских халифов и написал трактат о каллиграфии, где изложил принципы своего искусства и теоретически обосновал изобретение почерков с идеальными пропорциями. К этим шести классическим почеркам в конце XVI века прибавился еще один – насталик, особенно любимый в Иране. Но еще было и множество других почерков, которыми переписчики пользовались либо чтобы продемонстрировать свое мастерство, поразить и удивить публику.

Уже в X веке в исламском мире появилась мода коллекционировать образцы каллиграфии и произведения знаменитых мастеров этого популярнейшего вида искусства. Существовал подлинный список рукописей с высокими ценами на знаменитые образцы. Появлялось множество подделок, развивались и усовершенствовались различные техники исполнения, писалось немало трудов по каллиграфии – пособий, исторических исследований и теоретических работ знатоков.

До XIV века каллиграфы ценились выше всех других мастеров, включая архитекторов. Поэтому, в отличие от большинства художников ислама, известны их имена, постоянно упоминающиеся в литературных источниках.

Традиции арабской музыки, сформировавшиеся и пережившие расцвет в VI-XIII веках, до сих пор бережно хранятся мусульманами; и сегодня, внимательно вслушиваясь в звучание многих напевов и инструментальных наигрышей, мы явственно прикасаемся к сокровищнице арабской культуры, созданной многими столетиями до нас. Музыка мусульманского Востока – уникальный звуковой мир, где древняя языческая магия и исламский аскетизм парадоксально сочетаются с изысканной восточной роскошью и цветистой орнаментальностью, а отрешенность от мирских наслаждений и соблазнов – с изощренной чувственностью и эротизмом. Суровый жизненный опыт пустынников, первозданная экстатичность чувств и рафинированное искусство наслаждения – три важнейших свойства арабской культуры, с давних пор восхищавшие и манившие к себе западного человека. Пожалуй, нигде эти черты человека мусульманского мира не проявились столь отчетливо и в чистом виде, как в музыке – наиболее чувственном и физиологичном среди всех видов искусства.

Удивительное богатство и своеобразие арабской музыки во многом определяется многообразием ее истоков, сложнейшим культурным синтезом нескольких музыкальных и духовных традиций, уходящих корнями в глубокую древность. Прежде всего, это высокоразвитый фольклор арабских кочевников-бедуинов, населявших Аравийский полуостров, начиная с конца II до н.э.

Кочевая жизнь в пустыне, полная трудностей и опасностей, наложила глубочайший отпечаток на звуковой и поэтический миры бедуинов, неотделимые друг от друга. И образ Пустыни встает перед нашим взором тогда, когда мы слушаем традиционные арабские стихи-песнопения – большие лирико-эпические и лирико-философские оды (касыды и хины), песни погонщиков верблюдов, распевавшиеся долгими днями и ночами, в течение которых караван неспешно тянулся по пескам, сатирические хаджи, урджузы, песни о сражениях, и многочисленные плачи о погибших воинах. Зычный глас обитателя пустыни, насыщенный богатейшими модуляциями, слышатся нам и в азанах – речитации певцов-глашатаев муэдзинов, пять раз в сутки зовущих  правоверных мусульман к молитве, и в распевном возглашении мастерами-шейхами сур (глав) Корана; импровизационная мелодекламация Корана (тиляв) – необычайно сложное и высокоразвитое искусство, строгие каноны которого хранятся и передаются несколькими школами чтецов (в разных регионах мусульманского мира их насчитывается до семи).

Звучный голос певца, выпуклая, яркая и одновременно тонкая мелодическая импровизация – вот основные музыкальные элементы поэзии бедуинов, в остальном эмоционально весьма сдержанной и даже строгой. В ней почти нет широких распевных орнаментов, ритм прост и однообразен, незамысловатые архаические музыкальные инструменты (главным образом ударные и струнно-смычковые) выполняют функцию аккомпанемента и играют во вступительных разделах. Но именно благодаря подобной сдержанности вся выразительная нагрузка ложится на голос певца, обладающий необыкновенной силой воздействия.

Глас вопиющего в пустыне – образ, известный западному человеку главным образом из Библии – является важнейшим звуковым идеалом музыки мусульманского мира, одним из первейших представителей ее духовности. Физическая пустыня становится пустыней духовной: именно благодаря ни с чем не сравнимому гласу мусульманской мелодекламации каждый присутствующий в мечети оказывается в некотором смысле паломником к расположенным среди аравийских песков святыням ислама. Священный смысл голоса в исламском культе и состоит, в конечном счете, в том, что его звучание возвращает верующих к духовным и физическим истокам – в Пустыню (вспомним, что до возникновения ислама Аллах был одним из верховных божеств кочевых аравийских племен, из которых вышел пророк Мухаммед).

Негативное отношение ислама к изображению человека тормозило и развитие театрального искусства. Поэтому на первых порах, в VII-IX вв. существовали лишь кукольный театр и театр теней, но и представления таких театров оказывались компромиссом по отношению к религиозным установкам. В отличие от античного театра, связанного с поклонением богу Дионису, и европейского театрального искусства средних веков, большей частью религиозного, в мусульманском мире театр с самого своего возникновения был искусством светским. Существовали в арабских странах и шуты-потешники, забавлявшие власть имущих, но они не участвовали в театральных представлениях.

Конечно, формы античного мима заимствовались так же, как и сюжеты, которые и в европейском, и в азиатском мире, были схожи. Это были бытовые сценки, чаще всего комического содержания: они могли быть разыграны при помощи кукол или представлены и рассказаны шутами для увеселения своих господ.

Итак, театральное искусство не было профессиональным. Кукольный театр и театр теней зародились как народные зрелища – они игрались на площадях, специальных зданий для представлений не было. Не существовало и понятия сцены. Кукольный театр и театр теней возникли в арабском мире и в странах Малой и Передней Азии еще в домусульманский период. Как и в античном театре, спектакли часто были приурочены к праздникам, и даже во время поста в рамазан давались представления народного театра.

Развитие театрального искусства тормозилось и достаточно поздним формированием письменности, поэтому в кукольных представлениях и в театре теней текст часто импровизировался. Героями театра теней нередко выступали животные; их изображения характерны и для книжной миниатюры исламских стран и нередко схожи в ней с изящно очерченными силуэтами теневого театра. Изысканность начертания этих теневых фигур отчасти противоречила достаточно примитивному содержанию разыгрываемых эпизодов.

Источник: Герчук Ю. Всеобщая история искусств//Искусство. 2000.  №26. С. 7-11.

Танец в мусульманских странах

Восточный танец в его современном понимании был запрещен в мусульманских странах. Коран запрещает женщине танцевать для мужчины, если он не является ее мужем. Поэтому в мусульманском мире получили развитие такие танцы, как Халиджи, народный танец жителей Персидского залива и Иордании. Наибольшее распространение этот танец получил в странах Аравийского полуострова. Халиджи — это танец, который танцуют женщины для женщин.
Танец халиджи обычно исполняет пара или группа женщин. Женщины танцуют халиджи на своей половине дома под аккомпанемент женщин-музыкантов. Танец носит импровизационный характер и традиционно исполняется на праздниках, например, на свадьбах.
Во время танца молодые девушки могут выйти и станцевать халиджи в кругу своих более старших и замужних подруг. Таким образом, девушки показывают себя с целью понравиться старшему поколению женщин, которые, со своей стороны, смогут посоветовать их своим сыновьям или братьям. На людях танцевать халиджи разрешено только девочкам до достижения ими 12 лет.

Похожие статьи

Вы можете оставить комментарий, или поставить trackback со своего сайта.
Оставить Ответ